Вдоль Ярославского взморья: Тутаев

5 августа 2022

Последний день уикенда провели в Тутаеве. Вернее, полдня, поэтому не всё, к сожалению, успели посмотреть. Местные жители с гордостью говорят, что он, как и Москва, построен на семи холмах, а ещё на семи ключах и на семи оврагах. Старинный русский город разделяется Волгой на две части. На правом берегу, более пологом, - бывший Борисоглебск. На левом, крутом и высоком, - бывший Романов. Его, согласно летописи, основал князь из рода Рюриковичей Роман Васильевич, бывший в ту пору на княжении в Угличе. Произошло это в 1345 году. Первые сведения о Борисоглебской слободе в актовых источниках появляются позже, в конце XV века. Долго они существовали как отдельные поселения, а в 1822 году их объединили в Романов-Борисоглебск, который назначили уездным центром Ярославской губернии. Нынешний герб города, кстати, объединил в себе гербы обеих городов: Романов - река, обрамлённая узкими чёрными полосами, Борисоглебск - ярославский медведь, окружённый венком из роз. В годы советской власти города массово переименовывали в честь революционеров. Вот и стал Романов-Борисоглебск в 1918 году Тутаевым – в память о погибшем во время подавления ярославского мятежа красноармейце, местном жителе.

Мы сразу отправились на левобережную сторону, воспользовавшись паромной переправой. Удивительно, но моста, который бы связывал два берега, до сих пор нет (на машине только в объезд - через Ярославль). Паром курсирует каждый час, у берега постоянно дежурят и моторные лодки, которые за такую же плату – 35 руб. с человека, вмиг доставят вас на противоположный берег. Паром хоть и медленный, но более выигрышный вариант – есть минуты насладиться неповторимыми видами и древнего города (его месторасположение очень живописно!), и великой реки.

Решили начать знакомство с того места, где начинался город – с Романова городища и стоящего в его валах Крестовоздвиженского собора (теперь это памятники федерального значения). Валы рукотворны, их насыпали для укрепления города в 1468 году по распоряжению великой княгини Марии Ярославны, владевшей Романовским уделом в середине XV столетия. Часть сохранилась до нашего времени. В глубоких рвах даже летом держалась вода. Высота насыпных валов достигала 15 метров при общей длине около 800 метров. По валам шла деревянная стена и были установлены 8 сторожевых башен. Во время пожара в 1622 году деревянные укрепления сгорели. Существует легенда, что был подземный ход, который связывал семь церквей города и дважды пересекал Волгу. Но это маловероятно. А вот остатки подземного хода, который вёл с территории древнего городища за его пределы, археологами найдены. В случае необходимости или осады тайно покинуть город можно было. Пересекли речку Медведку по Леонтьевскому мостику XIX века постройки, его называют также «итальянским».

Несмотря на то, что собор построен на возвышенности, с воды его купола с трудом просматривались среди высоких деревьев, в отличие от дома Зацепиных, расположенного рядом. В начале XIX века дом был центром обширной усадьбы, включавшей сохранившийся флигель и недошедшие до нас конюшни, каретник, ледник, погреб. Наверное, в то время ансамбль выглядел представительно и парадно. А вот в 1914 году здесь размещался лазарет для больных и раненых воинов. В годы революции в усадьбе организовали музыкальную школу и молодёжный клуб. Но большую часть советского времени использовали как жилой фонд.

А вот со стороны валов он предстал во всей красе.

Начало строительства каменного Крестовоздвиженского собора на месте ветхой деревянной церкви предположительно относится ко 2-й половине XVI века. В 1553 году, возвращаясь с богомолья в Кирилло-Белозерский монастырь, Романов посетил Иван Грозный. А в 1563 году он передал город татарским мурзам, которые несли службу по охране Поволжья и восточных границ государства. По-видимому, вслед за этим решением последовал указ – строить в Романове каменную церковь, дабы сооружением её повысить роль местного духовенства в деле христианизации переселённых татар. Собор – бесспорное творение местных мастеров. Одноэтажный, пятиглавый, квадратный с тесно примкнувшими к нему приделами, галереями и колокольней, огромные купола, высота которых превышает высоту здания – всё это характерные черты ярославского церковного зодчества.

Сохранились (частично) росписи в храме, выполненные знаменитыми художниками того времени – Василием Ильиным, Сергеем Васильевым и Гурием Никитиным, которого один из исследователей назвал «последним великим художником Древней Руси» (за право заполучить мастера для выполнения иконописных работ боролись царь и патриарх, митрополиты, архимандриты и посадские люди). «Спас Нерукотворный», «Сотворение мира», «Страшный суд», «Апокалипсис» … Фресковые сцены и композиции, в которых особый колорит росписи с ритмично чередующимися цветами способствует глубокому и радостному восприятию, созданы настолько выразительно, а лики в буквальном смысле по-человечески источают печаль и радость, передают эмоции и изображены словно в двухмерном пространстве (эффект 3D изображения, как сейчас бы сказали). А ведь написано это более 400 лет назад!

И храм, и сохранившиеся росписи произвели на меня огромное впечатление. Бесценное наследие! К сожалению, их нынешнее состояние вызывает опасение: высокая влажность ведёт к значительным утратам красочного слоя, появляется зелёная плесень, деформируются конструкции вследствие просадки фундамента. Иконостас уже утрачен: отсутствуют иконы, значительная часть резьбы. Но всё же есть надежда на спасение! В 2000 году в Тутаев приезжала группа москвичей – добровольных помощников реставраторов из православного центра при Свято-Даниловом монастыре. 3 года ребята трудились в Крестовоздвиженском соборе и проделали большую черновую работу по подготовке храма к профессиональной реставрации. А в 2012 году был создан благотворительный Фонд Гурия Никитина, цель которого - остановить разрушения и восстановить собор.

Отсюда, с высокого холма открывается живописный вид на Борисоглебскую сторону.

Продолжили путешествие по уютным улочкам Романова. Большинство домов – старинные, за стенами которых проходила и складывалась история и жизнь города на протяжении столетий. Многие из них – интересные памятники гражданской архитектуры.

Слева - дом купцов Апаховых (XIX в.). В народе его называют «мужская кепочка с кокардой». Построен по принципу «мой дом – моя крепость», толщина стен - более одного метра. Под зданием находится большой подвал, который и сегодня в хорошем состоянии, сохранилась даже огромная печь, в которой когда-то пекли хлеб на продажу. Здесь же в подвале располагались складские помещения для муки. Апаховы торговали мукой и хлебом. Ежегодно романовские купцы формировали караван из 60 судов и привозили с низовьев Волги зерно (хлеб). Часть зерна оставалась в городе, а часть направлялась в северную столицу Петербург. В народе говорили: «Кто хлебом торгует, тот не горюет».
Справа - особняк Воронина (XIX в.). Являлся составной частью городской усадьбы. Купец Николай Григорьевич Воронин занимался закупками зерна в низовьях Волги и поставками леса. В народе он имел прозвище «Горький» за наличие винного магазина. Семья Ворониных была большая, 10 человек детей. Сразу после революции всей семье пришлось покинуть родной город на Волге. В доме был открыт первый детсад, затем располагался районный отдел внутренних дел, сегодня - жилой фонд

В красивом особняке (слева) проживала семья Алаевых. В каменном двухэтажном доме, расположенном рядом, находился их кожевенный завод. Алаевы - представители одного из древнейших дворянских родов. В 1932 году потомок первого владельца здания Иван Николаевич Алаев передал оба дома государству, а взамен получил комнату для своей семьи в одном из родовых домов. Таким образом семья Алаевых избежала конфискации и возможной высылки в другие районы страны. В настоящее время Всеволод Романович Алаев – известный скульптор. Он является автором многих интересных памятников, например, флотоводцу Фёдору Фёдоровичу Ушакову, первой в мире женщине-космонавту Валентине Владимировне Терешковой.

Набрели на дом с занимательным арт-забором. Здесь живут художники Ольга Мотовилова и Илья Комов. Забор расписан рукой хозяйки. Это самая настоящая летопись, история города в картинках, дополненная пословицами и поговорками. Тут и провинциальные мотивы, и старинные храмы, и русские красавицы в ярких нарядах, и бренд города - романовская овечка. Всё сплошь со смыслом, с юмором и с большой любовью к жителям Романова. Ведь их и изобразила художница на своём "полотне". Исключительный позитив!

А этот дом в народе называли "Бабьи слёзы". Мужчины часто собирались здесь, чтобы перекинуться в картишки. Проигрывались немалые суммы!

На исторической Базарной площади узнаваемая (благодаря фильму режиссёра Леонида Гайдая «Двенадцать стульев») достопримечательность города - пожарная каланча 1911 года постройки. Её высота - 25 метров. В 2017 году была открыта смотровая площадка. Говорят, оттуда открывается великолепная панорама: город с высоты птичьего полёта, островерхие вертикали колоколен, купеческие особняки и широкие просторы великой реки Волги. Жаль, не было времени подняться!

Рядом чудом сохранившийся уникальный памятник архитектуры - здание соляных амбаров графов Строгановых конца XVII - нач. XVIII вв. Это старейшая гражданская постройка в Романове, метровые стены которой пережили несколько больших пожаров. Внушительное каменное здание разделено на несколько помещений, некогда соединявшихся арочными проходами. В трёх из них сохранились своды. Предполагаемый заказчик здания - Григорий Дмитриевич Строганов, сподвижник Петра I, крупнейший солепромышленник и благотворитель. Он построил дивные храмы в Нижнем Новгороде, Сольвычегодске, Устюжне, надвратную церковь Троице-Сергиевой Лавры. Владельцами амбара в разное время были: граф Александр Сергеевич Строганов - президент Академии художеств, меценат и коллекционер, покровитель деятелей искусства и строитель Казанского собора в Санкт-Петербурге; его сын Павел - ближайший сподвижник Александра I, государственный деятель, участник Бородинского сражения; граф Сергей Григорьевич Строганов - археолог, меценат, основатель знаменитой «Строгановки» и воспитатель царских детей. Здание почти 30 лет служило складом. Сначала здесь хранили строгановскую соль, затем казённую соль и вино, муку, после революции - зерно. После войны здесь действовала керосиновая лавка, а в 1990-е гг. одно из помещений занимал бар «Малинка». В 2015 году здание выкупил у городских властей краевед, журналист и общественник Юрий Стародубов. Он планирует восстановить здание и создать в нём музейно-выставочный центр с экспозициями, посвящёнными истории города и Строгановым. Нам повезло. Как раз в это время в помещении были рабочие и пригласили нас зайти. Некоторые материалы уже выставлены, но реставрация продолжается.

Ещё несколько купеческих особняков XIX века.

Мимо дома нотариуса Маслок (на фото слева) 1892 года постройки - он до сих пор принадлежит семейству Маслок, прошли до главного украшения левобережья – Казанско-Преображенской церкви. Появлению замечательного храма предшествовала история. Казанский образ Богородицы был привезён в город уроженцем Романова Герасимом в 1588 году из селения Тетюши, что под Казанью. Многие чудеса и исцеления происходили от иконы, находилась она в деревянной Никольской церкви. В смутные времена начала XVII века икона попала в руки поляков и была передана в город Ярославль, где она находится в Казанском женском монастыре. Ежегодно в июльские дни из Ярославля совершается в город Тутаев крестный ход с иконой Казанской Божьей Матери. Нынешний уникальный архитектурный ансамбль, состоящий из храма и колокольни, возвышающейся, словно маяк, на вершине волжского обрыва, построен в 1758 году. Поражает гениальность архитектурного решения, создающего ощущение изящества, лёгкости и простоты в сочетании с массивностью и внушительностью сооружения. Существуют красивые легенды о сооружении Казанской церкви. Одна из них повествует о том, что традиционно на месте строительства церкви устанавливался закладной камень. Мастера-строители установили камень почти на самой вершине волжского откоса, но когда пришли утром, оказалось, что закладной камень скатился почти к самой воде. Строители решили, что, видимо, так Богу угодно и приступили к сооружению храма. А другая легенда рассказывает, что жители города бросили клич и просили все проплывающие суда положить на волжский берег по камню, да и сами постарались в сборе камней. Пошла по реке Волге молва: кто камень на берегу оставит, тому грехи прощаются, ибо строить храмы - дело богоугодное. За несколько навигаций камней навезли столько, что хватило на укрепление берега Волги, на сооружение двух мощёных булыжниками спусков к речным причалам, даже часть торговой площади удалось замостить. Под каменной колокольней Казанской церкви погребён юродивый Онуфрий, которого очень чтили романовцы с незапамятных времён. В 1931 году храм был закрыт. В советский период в нём находилась спасательная станция, часть здания переоборудовали в жилые квартиры. Какой-то период времени в храме размещался даже пивной завод. В 1997 году святыню передали верующим.

Фотографии Казанской церкви сделаны со стороны Кустодиевского бульвара, небольшого – всего 220м, названного в честь знаменитого русского художника Бориса Михайловича Кустодиева. Он запечатлён во многих фильмах: «На углу у патриарших», «Доктор Живаго», «Котовский», «Страсти по Чапаю». А раз в год в День города здесь устраиваются гуляния в исторических костюмах. Приезжают актёры из Ярославля, и бульвар словно перемещается во времени на сотни лет назад. Неспешно прогуливаются дамы в платьях по той моде, за столом гуляет купечество, играет духовой оркестр, танцуют парочки, дымят самовары, звенят колокола церквей… Именно колорит русской провинции, виды, открывающиеся с высокого волжского берега, очаровали когда-то выдающегося живописца. В Романове он бывал несколько раз. Останавливался в гостинице «Эрмитаж» на Волжской набережной (её уже нет, сгорела). Древний город на Волге он воспел в своих полотнах: «Провинция», «Гулянье», «Купание», знаменитое «Гуляние на Волге» - украшение коллекции Русского музея в Санкт-Петербурге. В 1910 году на международной выставке в Брюсселе оно удостоилось серебряной медали. Картина написана со второго этажа гостиницы, бульвар мы видим как бы сверху. Запечатлел художник Троицкую ярмарку, которая устраивалась ежегодно с XVIII века. Видна пристань пароходного общества «Самолёт». На этом коротком промежутке бульвара было несколько пристаней. Каждое пароходное общество имело собственную пристань и свои пароходы. Некоторые приходили по расписанию почти одновременно и от поворота реки на Ярославль устраивали гонки. Горожане знали и приходили сюда на бульвар смотреть, кто нынче обгонит. А на той стороне Волги – красавец Воскресенский собор. Туда мы и отправились после прогулки по Романовской стороне.

Собор, действительно, очень красивый! Декор фасадов удивляет своей насыщенностью и разнообразием мотивов, где всё пронизано духом какой-то по-венециански пышной роскоши. Возможно, поэтому среди местных жителей до сих пор бытует легенда об итальянских архитекторах, строивших этот удивительный храм. А построен он был в середине XVII века на месте деревянной церкви. Размеры его огромны: длина – 35м, ширина – 30м. Особенно поражает высота: до вершины креста почти 50м! Это едва ли не в полтора раза выше соседней колокольни (35м), перестроенной около 1856 года. Удивительно, что в советское время собор не был закрыт и смог сохранить все свои ценности и святыни. Бесценным украшением собора являются его росписи, сюжеты которых взяты из Нового и Ветхого Заветов. Но самое главное сокровище – чудотворная икона «Спас Оплечный» (Борисоглебский). Все, кто писал об этой иконе, обязательно отмечали её значительные размеры – 2,98м*2,76м, указывали на древность - XV век и происхождение из несохранившегося мужского монастыря, стоявшего некогда на месте собора. Работа приписывается кисти иконописца Дионисия Глушицкого. Когда-то она была куполом церкви. После революции тутаевский Спас Нерукотворный был утерян. Но позже был обретён чудесным образом: женщины стирали на реке бельё и вдруг заметили, что доска, на которой они стояли, потемнела и там стал проступать образ. Икона прославлена многими чудесами. По традиции, под ней нужно проползти на коленях в специально устроенной нише. Считается, что икона помогает при болезнях костей и суставов.

Икону в храме мы не застали. Оказывается, раз в году с ней совершается крестный ход по всей Борисоглебской части Тутаева (второй раз – по Романовской части, её переправляют на пароме через Волгу). Но нам повезло. Периодически шествие останавливается, чтобы как можно больше людей получили благословение Всемилостивого Спаса. По стечению обстоятельств, мы как раз оказались в таком месте (это было рядом с городским музеем) и смогли увидеть икону. Лик Спасителя потемнел от времени и слабо различим, но всё равно производит величественное впечатление.

Не могли уехать из Тутаева, не узнав, что же это за овечка такая из Романова местечка, о которой все говорят. Поэтому отправились в городской музей «Борисоглебская сторона» в надежде получить информацию. Я вообще очень люблю музеи маленьких провинциальных городков. Может, в них и нет столичного лоска, современного экспозиционного оборудования, но всё сделано с такой душой и любовью, что ты с удовольствием погружаешься в атмосферу российской глубинки. «Заглянули» в квартиру тогдашнего купеческого «среднего класса», посидели за деревянной партой в настоящем учебном классе середины прошлого века (музей, кстати, располагается в школьном здании), «зашли» в советский сельский магазин и вспомнили забытые уже торговые марки, познакомились с таинственным миром живой природы окрестных лесов. Один из музейных залов называется «Царская овца» и как раз посвящён знаменитой в России породе романовских овец. Она была выведена в здешних местах в XVIII веке. Создана методом народной селекции по указу Петра I, который заботился об обеспечении армии добротной зимней одеждой. Поэтому и называют её царской овцой. Главное достоинство – её овчина, из которой шили замечательные шубы: лёгкие, как шкурка зайца, красивые, как шкурка песца, и прочные, как шкура волка. «Романовский полушубок весит 4 фунта, а греет на целый пуд» - говаривали по всей России. Кроме того, овца плодовита (может рождаться до 7 ягнят), у неё нежное мясо и повышенный, по сравнению с другими породами овец, интеллект. В зале воссоздана хозяйственная половина дома овчара и собраны крестьянские предметы, бытовавшие на рубеже XIX-XX вв.: из дерева, керамики и бересты. Кованые орудия труда и домашняя утварь выполнены кузнецами Борисоглебской стороны. По указу Петра I здесь в большом количестве изготавливались романовские гвозди для строительства русского флота. Отдельная экспозиция посвящена кустарным промыслам, связанным с обработкой овчин и шерсти. В центре её – портрет М.И.Калинина. Его шуба до пят весит всего 2кг 100г!

В витринах выставлено множество овечек, сделанных из разнообразных материалов. А в музейном дворе гуляют самые настоящие романовские овцы. Здесь для них сделали специальный загон. Милые, добрые зверюшки!

Таким увидели мы Тутаев – провинциальный уютный деревенский городок. Здесь есть ещё что посмотреть. Между прочим, на Романовской стороне существует завод по производству колоколов. Говорят, в нашей стране всего 4 таких завода и Тутаевский славится своими чисто звучащими изделиями. Так что надо непременно проложить следующий маршрут путешествия – «колокольный».

июль 2022 года

Используемые источники: путеводитель "Романов-Борисоглебск (Тутаев)", авторы-составители А.Н.Горстка, В.И.Ерохин


Метки:
Россия, Монастыри и храмы, Архитектура
Поделиться с друзьями