Севастопольские маршруты: история пленённых колоколов

15 августа 2023

Один из символов Севастополя – большой медный колокол в Херсонесе, подвешенный между двух каменных опор на берегу моря.

В источниках и литературе он именуется по-разному: херсонесский, сигнальный, звуковой, трофейный, монастырский и даже «колокол желаний». Есть ещё одно название – туманный. История его под стать названию – туманная, загадочная, но красивая. Его звук призывал к молитве, он был военной добычей, дипломатическим подарком, звуковым маяком, мог не единожды исчезнуть навсегда, но чудом уцелел. Впрочем, начало своей истории колокол и сам рассказывает – правда, очень лаконично. Полустёртая надпись на его поверхности сообщает: «сей колокол вылит…святого Николая Чудотворца в Таганро…из турецкой артиллерии весом…пуд 1778 года месяца августа…числа». То есть он старше Севастополя, родился за 5 лет до возникновения города.

К отметинам пуль Крымской войны прибавились следы немецких осколков Великой Отечественной, но, к счастью, большого урона колокол не получил. Избежал он тогда и вывоза в Германию, вопреки очевидной ценности почти трёх тонн цветного металла. У подножия пилонов немецкие захватчики устроили несколько воинских захоронений

До присоединения Крыма к России главной российской военно-морской базой на Азовском и Чёрном морях был город Таганрог. В 1778 году в Троицкой крепости Таганрогского порта по инициативе командующего Азовской флотилией и портами контр-адмирала Федота Алексеевича Клокачёва была возведена церковь святого Николая Чудотворца, получившая статус соборной. В том же году для колокольни этого храма из турецких трофейных бронзовых пушек отлили большой колокол с изображениями святых Николая и Фоки – небесных покровителей моряков.

Церковь святителя Николая Чудотворца в Таганроге. Фотография, конец XIX века

8 апреля 1783 года императрица Екатерина II подписала манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под державу Российскую». Таганрог постепенно терял своё стратегическое значение. Новой главной морской базой России на Чёрном море стал Севастополь. Командование создаваемым флотом было передано шотландцу по происхождению, контр-адмиралу Томасу Мекензи. Он начал постройку четырёх зданий, положивших начало Севастополю, среди которых была и небольшая церковь во имя святителя Николая Чудотворца на Екатерининской улице (ныне ул.Ленина). Вышеупомянутый колокол в 1803 году по указу императора Александра I был передан из Таганрога в Севастополь для строящейся церкви.

3 июня 1830 года он открыл одну из трагических страниц в истории Севастополя. По его сигналу доведённые до отчаяния карантинными мерами горожане подняли «чумной бунт». Они направились к дому военного губернатора Николая Алексеевича Столыпина и забили его насмерть. Были преданы самосуду несколько других чиновников, разгромлены дома и квартиры 420 офицеров и служащих. К концу дня восставшие захватили весь город. Полиция ушла из Севастополя, а войска гарнизона отказались подавлять бунт. Через день комендант города генерал-лейтенант Турчанинов был вынужден объявить о снятии карантина. После проведения следствия семерых бунтовщиков казнили, сотни были подвергнуты телесным наказаниям, а более 4000 матросов с семьями отправлены в ссылку.

Со временем церковь обветшала, и в 1848 году по инициативе Главнокомандующего Черноморским флотом, военного губернатора вице-адмирала Михаила Петровича Лазарева началось строительство нового каменного Адмиралтейского собора Святого Николая. В архивах сохранилась литография из английской газеты «The Illustrated Times» художника-рисовальщика Юлиана Портча. На ней изображены развалины Екатерининской улицы, в центре – Адмиралтейский Свято-Никольский собор, слева от него – приземистое одноэтажное здание, вероятно, трапезная (на её месте появится позднее колокольня). Рисунок со звучным названием «Улица Колокола, Севастополь». Видимо, настолько примечателен был главный колокол собора.

Улица Колокола в Севастополе. Гравюра Юлиана Портча. 1856 год

Датирован рисунок 1856 годом. Уже закончилась Крымская война, героическая оборона Севастополя. После 349 дней осады в сентябре 1855 года русские войска вынуждены были отступить. Французы и англичане подвергли захваченный город полному разграблению. Было расхищено всё, что представляло материальную ценность: от мраморных барельефов и скульптур до предметов мебели и дверных ручек. Ценными трофеями стали изделия из цветного металла: бронзовые пушки и колокола.

Среди них был и Херсонесский колокол. Предположительно, в 1859 году он был подарен Собору Парижской Богоматери французским императором Наполеоном III и водружён в Южной башне рядом с крупнейшим и старейшим его колоколом – 13-тонным «Эммануэлем». Язык русского колокола был закреплён неподвижно: по назначению колокол не использовался.

«Париж. Нотр-Дам. Севастопольский колокол, привезённый с Крымской войны после осады Севастополя». Почтовая карточка. Нач. XX века

Последнее десятилетие XIX века было отмечено сближением Российской империи и Французской республики перед лицом нарастающей германской угрозы. На этом фоне в 1891 году впервые произошло возвращение в Россию утраченных в период Крымской войны реликвий. Заговорили и о возвращении «севастопольского колокола» из Нотр-Дама. Реакция парижских газет на эту инициативу оказалась неоднозначной – от одобрения до злой иронии. Кто-то напомнил, что этот колокол – не единственный, и, похоже, России придётся передать «целый карильон». Одновременно на страницах печатных изданий появились упоминания городской легенды, согласно которой Наполеон III якобы обещал вернуть колокол русским «через 60 лет». Решающую роль в организации возвращения «колокола-пленника» сыграл французский консул в Севастополе Луи Антонович Ге, начавший переписку о возвращении святыни, затянувшуюся на 15 лет.

19-летним добровольцем Луи Антонович Ге участвовал во франко-прусской войне, отличился в боях, попал в плен. Около года пробыл в заточении в крепости Кёнигсберг, был приговорён к смертной казни, но сумел бежать и добраться до Франции, удостоился ордена Почётного легиона. В середине 1880-х гг. был назначен на должность вице-консула в Севастополе, пробыв на ней 30 лет, до своей смерти, снискав со временем уважение горожан. Погребён на французском воинском кладбище в Севастополе. Среди его наград был и российский орден Святого князя Владимира 4-й степени, пожалованный за «содействие по возвращению в Севастополь двух крестов и колокола с разрушенных в Крымскую войну 1854-1855 гг. севастопольских церквей».

Наконец, 13 августа 1912 года было получено согласие Министерства иностранных дел Франции: «…французское правительство будет счастливо отдать России колокол Херсонесского монастыря, как новый залог дружбы французского народа». 23 ноября 1913 года колокол прибыл в Херсонесский монастырь, где была организована его торжественная встреча. Духовенство, гражданское руководство, военное командование и прихожане вышли к воротам обители. Возле колокола был отслужен молебен, его освятили и ввезли в монастырь. При осмотре колокола выяснилось, что его крепления сильно повреждены (позже их заменили на более прочные). 12 декабря 1913 года колокол был установлен в специально построенной деревянной колокольне на каменном постаменте у Свято-Владимирского собора.

                   Пленённый колокол (статья из газеты «Крымский вестник» от 15 июля 1914 года)
«По ходатайству Херсонесского монастыря, при поддержке и сочувственном отношении французского консула в Севастополе господина Ге 29 июля 1913 года при стечении громадного количества заинтересованных горожан был отправлен из Парижа в Россию колокол, пленённый французами во время Крымской кампании и находившийся там на колокольне Собора Парижской Богоматери без употребления. Колокол этот был доставлен в тщательной упаковке по железной дороге и на дрогах направлен в Херсонесский первоклассный Царский монастырь святого равноапостольного Владимира. Заранее был составлен церемониал достойной встречи этого знаменитого отныне колокола.
Монастырский крёстный ход во главе с настоятелем его епископом Иннокентием встретил его у святых ворот с приличествующими песнопениями и после многолетия Царствующему Дому, Святейшему Синоду, властям и французскому консулу в городе Севастополе господину Ге, виновнику торжества, - окроплён был колокол святой водой и торжественное шествие продолжалось до временной монастырской колокольни и поставлен был на возвышении около места, предназначенного для его поднятия и укрепления.
Есть на колоколе надпись, но она сильно повреждена от времени и местами не разбирается. Да и вначале, как видно из уцелевшей надписи, она была начертана крайне неискусно. Вот её конъюнктура: «Во имя святого Николая Чудотворца сей колокол вылит 7-го августа 1778 года, весом 178 пуд. 8 ф. в Таганро… морского ведомства Шерскаго (?) в Турском заводе, из турецкой… артиллерии». На лицевой стороне есть изображение Святого Николая Чудотворца, а на другой – неизвестный святой, стоящий на луне в молитвенном положении с поднятыми к небу глазами и сложенными у груди руками (речь о св.Фоке, стоящем в лодке. – Авт.)
Кому первоначально принадлежал этот севастопольский колокол неизвестно, так как об этом не сохранилось никаких документальных свидетельств. По сопоставлении же исторических данных, колокол этот, несомненно, был перелит из пушек, доставшихся фельдмаршалу Миниху при взятии в 1737 году сильной Очаковской крепости, занимавшей место некогда цветущего поселения милетян – Ольвии. Другой войны до 1778 года Россия не имела с Турцией. Таким образом, этот колокол, как перелитый из трофеев турецкой твердыни Очакова, имеет, несомненно, своё историческое значение.
Замечательна судьба этого колокола. Лет шестьдесят тому назад, когда коалиция европейских держав напала на Севастополь, имея на своей стороне громадную армию, флот и финансы, поразив наши силы, союзники магометанской Турции забрали из беззащитных храмов Божиих и монастырей кресты и колокола. Некоторые колокола были употреблены для отчеканки медалей в память Севастопольской войны и розданы участвовавшим в войне солдатам французской армии. После этого знаменитого и редкого в истории человечества севастопольского побоища, шестьдесят лет спустя, мирно возвращается тот колокол, который с огнём и оружием был захвачен в плен и обильно обагрён кровью отечественных ратоборцев и неприятелей. История Христовой церкви немало представляет примеров, когда победители, водимые невидимой рукой правосудия Божия, возвращали награбленные реликвии обратно на свои места. Трофеи победы добровольно возвращены России. Такова сила мирной культурной работы!
Времена брани прошли, всеисцеляющее время залечило раны, наступил вожделенный мир и все неприятные воспоминания брошены в Лету забвения. Тогдашний смертельный враг России – Франция, теперь лучшая и надежнейшая союзница её.
Возвращённый колокол получил теперь название «французского». Ни один колокол в мире не пространствовал столько, переходя из государства в государство, от народа к народу, из святого храма в храм Божий, чрез моря и горы, реки и долины, как колокол «Севастопольский», пока промысел Божий не возвратил достояние России Русской же Церкви. Колоколу теперь 140 лет и по-прежнему оглашает он окрестные святыни.         Е.К.»


После революции Херсонесский монастырь как духовное учреждение прекратил своё существование, его здания передали археологическому музею. Все монастырские колокола отправили на переплавку. Кроме одного, который по требованию Управления по обеспечению безопасности кораблевождения на Чёрном и Азовском морях был оставлен «для звона в туманную погоду», чтобы предупреждать проходящие корабли о близости прибрежных скал. Им стал знаменитый «колокол-пленник». Функции звукового маяка он продолжал выполнять до 1960-х гг. Затем он сдал многолетнюю морскую вахту специальным маякам-сиренам и остался памятником-символом истории Российского флота. Язык его зафиксирован «намертво» из опасений за сохранность памятника. Хотя, звук его всё же услышали. Ограничитель сняли в 2018 году, когда колоколу исполнилось 240 лет. В 2019 году – в знак солидарности с французами. Тогда, 15 апреля, в Соборе Парижской Богоматери начался губительный пожар. Его смогли потушить лишь утром следующего дня. Пострадали часть крыши, шпиль и внутреннее убранство церкви.

Ещё один «севастопольский колокол» можно найти в церкви святого Северина (Église Saint-Séverin) в 5-м округе Парижа у Латинского квартала на левом берегу Сены. История этого храма, посвящённого небесному покровителю путешественников, насчитывает 8 веков. На его колокольне, помимо севастопольского трофея, подвешен старейший колокол Парижа, отлитый в 1412 году.

2 колокола, захваченные французами, хранятся в средневековой церкви Сен-Жермен-л’Осеруа (Eglise Saint-Germain-l'Auxerrois), освящённой в XII веке в честь святого Германа Осерского, особо почитаемого французами галло-римского епископа города Осер. Храм находится в центре Парижа на Луврской площади.

Удостоен чести хранить трофей из Крыма ещё один парижский храм. В марте 1866 года французский император Наполеон III передал в церковь Notre-Dame-de-Plaisance, находящуюся в рабочем квартале Плезанс 14-го округа французской столицы, русский колокол. Историческая надпись на нём сообщает, что последний «был захвачен в Севастополе маршалом Жан Жаком Пелисье 8 сентября 1855 года». В начале XX века этот средневековый храм, уже не вмещавший прихожан, был снесён, а чуть поодаль построен новый. Церковь получила название Notre-Dame-du-Travail (храм Богоматери Труда). На одной из её полубашен и расположен севастопольский колокол.

«Севастопольские колокола» осели и в Великобритании. Например, в замке в Виндзоре. Огромный комплекс, главная королевская резиденция, раскинулась у берегов Темзы. В центре – Круглая Башня высотой более 60м. Именно в ней после окончания Крымской войны и был размещён похищенный севастопольский трофей. Реликвия имеет исключительное значение: этот колокол звонит только в случае смерти монарха. В колокол звонили после смерти Эдуарда VII в 1910 году, 101 раз на государственных похоронах Георга V 27 января 1936 года, 56 раз при объявлении о смерти Георга VI 7 февраля 1952 года и на похоронах королевы-матери Елизаветы в 2002 году. В него звонили 96 раз в ознаменование 96-летия жизни Елизаветы II 9 сентября 2022 года после её смерти накануне, 19 сентября, в день её государственных похорон. Информация из Википедии: весит колокол 17 тонн и 30 фунтов (877,25 кг) и украшен рельефным декором, включая сложные ленты и мотивы корон и ангелов. На колоколе выгравировано "Севастополь-Николас Санктус" и указан его вес в пудах. The Times в 1868 году описала его тон как "богатый и звучный".

Этот колокол - один из пары колоколов, захваченных британской армией в качестве военных трофеев из церкви Двенадцати апостолов в Балаклаве близ Севастополя. Другой колокол был доставлен в городок Олдершот на юго-востоке Англии в графстве Гемпшир. Местечко населяют чуть больше 33 тысяч человек, однако оно имеет славу «Дома британской армии». В его окрестностях находилась крупнейшая тренировочная военная база Великобритании. Изображение колокола на фоне военного лагеря сохранилось на рисунке Джорджа Томаса 1856 года.

3 небольших колокола XVII века, привезённые адмиралом Эдмундом Лайонсом, одним из командующих британскими морскими силами, хранятся в замке Арундел. Он возвышается над одноимённым городком в графстве Западный Сассекс. Это родовое имение герцогов Норфолк, возведённое в XI веке на возвышенности у реки Арун.


Сегодня в Херсонесе, в Севастополе, слышны звоны уже новых колоколов. Они в количестве 7 установлены в беседке-колокольне рядом со Свято-Владимирским собором. Были специально отлиты литейщиками из Воронежа и привезены в Крым. Разные по весу (10, 18, 25, 60, 100, 230, 500 кг) и мелодичности колокола, украшенные иконами – подарок храму от Московского правительства. Они были добавлены к большому 13-тонному колоколу (диаметром 2,55м и высотой 2,6м), изготовленному к годовщине – 1025 летию Крещения Руси. Этот колокол изготовили на предприятии «Донецксталь» по старинной технологии из цветного металла с добавлением серебра. На колоколе нанесена памятная дата, имена святейшего патриарха Кирилла, руководства Симферопольской и Крымской епархии, а также должностных лиц, принявших участие в этом проекте. В среднем поясе по окружности расположились иконы Святой Троицы, Божией Матери «Игуменья Афонской Горы» и «Боголюбская», Собора всех Святых, святого апостола Андрея Первозванного, святого равноапостольного князя Владимира, святого князя Александра Невского и Царственных страстотерпцев.


июнь 2023 года


Метки:
Крым
Поделиться с друзьями