Историко-художественный музей «Новый Иерусалим».       Путешествие, наполненное радостью и светом.

15 февраля 2024

Один из крупнейших музеев не только Подмосковья, но и России находится в Истре вблизи Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. С даты своего основания, с 1920 года, он располагался в стенах упразднённого к тому времени монастыря. В начале Великой Отечественной войны часть музейного собрания удалось эвакуировать в Алма-Ату, часть экспонатов была спрятана в тайниках, оборудованных сотрудниками музея, а то, что осталось, за две недели оккупации Истры разграбили немецкие захватчики. 10 декабря 1941 года отступавшие фашисты взорвали ансамбль Ново-Иерусалимского монастыря. В послевоенный период монастырь и музей возрождались буквально из руин, возвращались из эвакуации музейные коллекции, всё то, что удалось спасти от уничтожения. 1960-1980-е гг. стали временем подлинного возрождения музея, его фондов и экспозиций. В 2009 году Правительством Московской области было принято решение о выводе музея с территории Ново-Иерусалимского монастыря. В связи с этим встала необходимость в строительстве нового здания. Проект музейного комплекса был разработан архитектором Валерием Лукомским. Стилистика зелёной архитектуры была выбрана неслучайно, основой проектного решения нового здания стала идея сохранения доминирующей роли ансамбля Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря – памятника архитектуры XVII–XIX вв.

Колокольчик из музейного магазина теперь в моей коллекции

В настоящее время собрание музея насчитывает более 190 тысяч единиц хранения. Это коллекции археологических и этнографических материалов, письменных источников и фотодокументов, рукописей и редких книг, нумизматики, оружия, русских и зарубежных изобразительных материалов разных эпох. По содержанию коллекции отражают историческое и культурное развитие Московского региона как одного из ключевых регионов России, начиная с его заселения и до наших дней. В музейное собрание входят и уникальные реликвии, напрямую связанные с историей Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Активно сотрудничает музей с ведущими музеями России и других стран по подготовке совместных выставочных проектов. Их множество. Вспоминаются те, на которых побывала: выставка произведений Бориса Кустодиева «Венец земного цвета» к 140-летию художника; выставка «Шагал: между небом и землей»; выставочный проект «Азбука шедевра», объединивший более 120 работ великих русских живописцев… В 2021 году прошла выставка «Константин Горбатов. Приближая красоту», приуроченная к 145-летию незаслуженно позабытого мастера русского импрессионизма, чьё творчество на многие десятилетия было вычеркнуто из истории русского искусства. К сожалению, на том проекте я не была, совсем недавно открыла для себя этого художника и была очарована его работами. Меня покорила красочная манера, эта жизнерадостная, яркая, сочная живопись. И вот в начале 2024 года подарок – ещё одна выставка мастера в музее «Новый Иерусалим» - «Путь цвета». Как же было приятно окунуться в тёплые, солнечные, яркие пейзажи, особенно во время трескучих январских морозов! Получилось своеобразное зимнее путешествие, наполненное радостью и светом. В экспозицию вошло 80 живописных и графических работ из фондов музея, который, кстати, хранит самую большую в мире коллекцию работ Константина Ивановича Горбатова (1876-1945) - более 100. Коллекцию с непростой судьбой.

                             Выставочный проект «Путь цвета», 16 декабря 2023 г. - 14 января 2024 г.

Константин Горбатов у нас почти неизвестен. До 2020 года никто толком и не знал, что за Горбатов хранится в музейных фондах. А ведь в Европе он был одним из самых признанных художников русской эмиграции (надо сказать, что выставляться за границей он начал ещё до 1914 года).

Август Альбо (1893-1963). Портрет художника К.И.Горбатова, 1942 год
Фотографии из семейных альбомов Горбатовых, хранящихся в архиве музея. На фото справа Константин Иванович с супругой Ольгой Александровной, примерно 1930-е гг.

Константин Иванович Горбатов сначала, скорее всего, принял революцию: публиковал сатирические рисунки в оппозиционных журналах, участвовал в вечерах помощи революционерам, стал членом-учредитилем Первого Профессионального трудового союза художников, в 1919 году был избран профессором Академии художеств в Петрограде, где преподавал до 1922 года... Но в своём творчестве практически не откликался на происходящие события. Причины, мешавшие ему согласиться с новой действительностью, носили не столько идеологический, сколько эстетический характер. Будучи большим эстетом, Горбатов не представлял себя в той атмосфере, которая сложилась в России после 1917 года. Искусство соц. реализма, агитплакатов и лозунгов шло вразрез с его жизнерадостной палитрой, его мировоззрением. В искусстве, как и в жизни, художник жаждал прежде всего красоты, которая рушилась на его глазах.

«Жизнь для меня – это краски, без красок нет жизни»

«Живопись прекрасна тогда, когда она передаёт жизнь не такой, как она есть, а какой она могла бы быть»

«Искусство показывает людям, как драгоценна жизнь!»

В 1922 году Константин Горбатов и его супруга Ольга Александровна, урождённая Хёссли, навсегда покинули Россию, став «невозвращенцами». Увезя с собой небольшие картинки с видами Новгорода, Пскова, Углича, художник мысленно возвращался к любимым местам, продолжив писать произведения, посвящённые России. Трогательные, светлые, проникновенные, они отражали мечты о прошлой жизни. Его работы пользовались популярностью не только в кругах соотечественников, бережно хранивших любое воспоминание об ушедшей России, но и среди европейцев. Выставки его работ проходили в Мюнхене, Дрездене, Кёльне, Копенгагене, Риме, Гааге и Лондоне. Его картины нарасхват раскупались коллекционерами, а репродукции в больших объёмах тиражировались на открытках, календарях и в журналах. Кстати, он и сейчас один из самых востребованных и продаваемых русских художников на Западе (мировой рекорд, установленный в июне 2021 года на аукционе Christie’s – почти 612000 евро, а на частных продажах, как утверждают, он перешагнул рубеж в миллион долларов).

Весной в березовой роще. 1932 г. Картон, бумага, акварель

Деревенский пейзаж с полем и церковью. 1920-1930 гг.

Псков. Конец 1930-х – начало 1940-х гг.

Осень. 1930-е гг.

Вечер в русской провинции. 1931г.

Подсолнухи. 1933 г.

Провинция. 1930 г.

Осень в Пскове. 1930-е гг. (?)
Река - почти постоянный мотив в работах Горбатова. Причём, художник не просто мастерски изображает водное пространство: многочисленные баржи, фигуры людей создают атмосферу кипучей деятельной жизни, в которую сам художник, выросший на Волге, был укоренён с детства.

Режица. 1931 г. Картон, акварель, белила, гуашь

Углич. Зима. После 1922 г.

На выставке отражён и русский период творчества художника.

Псков. 1913 г. Бумага, картон, акварель, карандаш черный

Псков. 1912 г.

Деревенский пейзаж. 1910-е гг. (?)

Новгород Великий. 1910-е гг.(?) Бумага тонированная, картон, гуашь

Провинция. Россия. 1915 г. Картон, гуашь, белила, акварель

Волга. 1915 г.
Родился Константин Иванович в небольшом городке Ставрополе на Волге (нынешний Тольятти) и, можно сказать, первые впечатления ребёнка определили его последующий путь. Могучие реки, баржи, лодки под парусами, провинциальные улочки и церкви стали постоянными мотивами его картин.

Новгород. 1918 г.

Сергиев Посад. 1916 г.
Как и реки, древняя архитектура - почти постоянный мотив в работах Горбатова. Это неудивительно. С 1896 по 1903г. он учился на архитектурном факультете рижского политехникума. Переехав в Петербург, поступил в Центральное училище технического рисования барона Штиглица, а затем на архитектурное отделение Академии Художеств и лишь через год перевёлся на живописное отделение.

Вид с реки на Троицкий собор. Псков. 1916 г.

Особенно восхитили меня зимние пейзажи Константина Горбатова - просветлённая радостная атмосфера, непосредственное "дыхание" морозного солнечного дня. Снег на картинах настолько реалистично сверкает под лучами невидимого солнца, что ты всеми фибрами чувствуешь этот зимний день с его морозцем, поскрипыванием снега под ногами... Особого эффекта в картинах художник достигал использованием водяных красок, к которым часто прибегали мастера модерна. Горбатов писал "зимы" на протяжении всей своей жизни и ими восторгались не только в России.

«Самый большой художник – это природа, она творит не уставая»

«Ищи красоту, приближайся к ней и очаровывай людей возможностью достижения её»

Троице-Сергиева лавра. 1910-е гг. Бумага, картон, белила, гуашь

Зима. Смоленск. 1914 г. Этюд

Зимний пейзаж с паровозом. Начало 1920-х гг.

Ниже - «петербургские» работы художника, в которых он с присущим ему тонким чувством архитектурной среды передаёт живописную красоту Петербурга. Этот город стал для него родным, здесь он учился в Академии Художеств. Преподававшие там Репин и Куинджи были его кумирами и остались таковыми до конца жизни.

Пейзаж с ростральной колонной и видом на Неву. 1922 г. (?)                      Пейзаж с ростральной колонной на фоне домов. 1922 г. (?)

Лицей. Царское село. Начало 1920-х гг.                              Царскосельский лицей. Начало 1920-х гг.

Окрестности Петербурга. 1920 г.                                     Новая деревня. Петербург. 1919 г.

Дом на берегу реки. 1921-22 гг.                                           Набережная Фонтанки. Санкт-Петербург. 1921 г.

Сумерки на Неве. Петербург. 1921 г.                                          Петербург. Нева. 1921 г.

Экспозиция поделена на несколько тематических разделов, посвящённых странам, где жил и работал художник. По натуре и по судьбе странник, Константин Иванович много путешествовал. Поездки дарили ему новые впечатления, давали возможность находить прекрасное в реальном природном мире. Одним из ярчайших периодов его творчества является итальянский. Виды Капри, Венеции, Амальфитанского побережья хорошо отражают представление Горбатова об искусстве как о празднике и одновременно дают почувствовать, как он чутко реагировал на природу. Именно её считал он главным учителем, черпал в ней вдохновение и краски.
Первый раз Константин Иванович побывал в Италии в качестве пенсионера Академии художеств в 1912 году и тогда же по приглашению Максима Горького посетил Капри, полюбив этот солнечный остров навсегда. Судя по всему, как минимум с 1925 по 1927 год он почти постоянно жил здесь, впитывая и передавая его яркое великолепие: синее море, прекрасные цветущие берега, застроенные белоснежными зданиями, тесные живописные дворики, виды знаменитых портов Марина Пиккола и Марина Гранде…

Марина Гранде. Капри. Середина 1920-х гг.

Сирокко. Середина 1920-х гг.

Рыбацкие лодки. Середина 1920-х гг.

Амальфи. 1920-е гг.

Капри. У гавани. 1925 г.

Синее море. Капри. 1925 г.

Пейзаж со скалами и морем. Капри. 1925 г.

Осень на Капри. 1925 г.

Итальянский садовник. 1926 г.

Старый дом. Капри. 1926 г.

Марина Гранде. Капри. 1926 г.

Итальянский дом. 1926 г.
Судя по фотографиям из архива художника, скорее всего, это дом, в котором Константин Иванович жил на Капри

Анакапри. 1927 г. Картон, гуашь

Зимний день на Капри. 1927 г.

Марина Гранде. Капри. Зима. 1927 г.

Старый город. Капри. 1927 г.

Рыбная ловля на Капри. 1930 г. Картон, гуашь

Марина Пиккола. 1930 г. Картон, бумага, гуашь

Рыбацкая улица. Капри. Конец 1930-х – К.И. Горбатов. начало 1940-х гг.

Помимо Капри, не могла не привлечь художника своей красотой Венеция. О любви к ней он говорил в записках об искусстве и эту любовь передал на полотнах, продолжая писать Венецию в разное время суток, в разные годы и даже находясь вдали от неё.

«Есть в природе места, где красота разлита всюду (Wenezia). Там мало восхищаться, там надо любить, чтобы передать её. Люблю Венецию, не потому что она красива, а потому что в ней я больше, чем где-либо, жажду красоты, а может быть, любви»

Цветы. 1925 г.

Венеция. 1931 г.

Венецианская ночь. Начало 1930-х гг.

Венеция. 1942 г.

В творческом плане важной для художника стало путешествие по морю в Палестину в 1934-1935гг. Судя по заметкам Горбатова, Святая земля дала ему сполна новых впечатлений.

«Путешествие в Палестину для меня, как художника, было прямо откровением; природа показала мне такие чудеса, такие сочетания и контрасты, о которых я даже и не предполагал»

«Окрестности Иерусалима неописуемы по своим неожиданным формам и краскам… Формы гор, холмов и дали так оригинальны и просты… краски горячие – все оттенки коричнево-жёлтого и оранжевого, так мягко один тон переходит в другой, как в чудной восточной мелодии, звуки которой переливаются и замирают»

Улочка. Палестина. 1935 г.

Восточный дворик. 1930-е гг.

Под деревом. Палестина. 1935 г.

Иерусалим. 1930-е гг.

Тверия. 1935 г. Бумага, графитный карандаш                Тверия. Генисаретское озеро. 1935 г.

Пейзаж с мечетью. 1934-1935 гг. Бумага, графитный карандаш                 Тверия. Генисаретское озеро. 1935 г.

Иерусалим. 1934 г. Бумага, карандаш

Цитадель. Башня Давида в Иерусалиме. 1934 г.               Яффа. Улица. 1934 г.               Иерусалим. 1934 г.

Вернувшись из Палестины, Константин Иванович едет в Лондон, много рисует там. Но, видимо, европейские города меньше увлекали художника, их он реже изображал на своих полотнах. Некоторые карандашные зарисовки можно было увидеть на выставке. Уникальный шанс, ведь в связи с особенностями хранения эти работы нельзя экспонировать часто и продолжительное время.

Лондон. 1935 г. Бумага, графитный карандаш              Ричмонд. 1935 г.

Лондон. 1935 г.      Сент-Джеймский парк. 1935 г.      Ричмонд. 1935 г.

Самый поздний период творчества художника пришёлся на годы Второй мировой войны, когда он был уже «невыездным» из Берлина (именно этот город стал местом его постоянного жительства после отъезда из России). Константин Иванович числился по паспорту советским гражданином, его супруге паспорт был выдан шведским королевством. Как «неблагонадёжным» им дважды в неделю приходилось отмечаться в полиции. Новые временные документы супругам каждые четыре месяца продлевало шведское консульство. В тревожной обстановке Горбатов продолжал работать: писал берлинские пригороды, многое творил по памяти – писал пейзажи старых русских городов (это в фашистском-то Берлине!), любимые виды Капри и натюрморты.

Капустное поле. 1942 г.

Розы. 1943 г.

Одно из лучших произведений Константина Горбатова военного времени – «Ростов Великий. На озере». Расположенный у линии горизонта на узкой полоске земли между водой и небесами монастырь несёт вполне узнаваемые черты, и в то же время это собирательный образ. Он напоминает о граде Китеже, легенда о котором на протяжении всей жизни волновала художника (существует версия о месте затонувшего града, наряду с самой распространённой об озере Светлояр, что Китеж надо искать на озере Неро в Ростове Великом). Согласно преданию, потонувший град открывается только оку праведников, выступая из воды чудесным видением. В призрачном граде Китеже для Горбатова, возможно, воплотился образ былой исчезнувшей России.

Ростов Великий. 1943 г.

Умер Константин Иванович 24 мая 1945 года в уже освобождённом советскими войсками Берлине. Известно, что перед смертью им была выполнена работа «Взятие Берлина», как всегда красочная, с огнями салюта в небе, с ощущением праздника…

После кончины супругов (жена Горбатова Ольга Александровна вскоре после смерти мужа покончила с собой, оставив две записки: «У меня нет выхода» и «Прошу извинить меня») в квартиру художника заселили советского офицера, который обнаружил неотправленное письмо Константина Горбатова: «Пишу письмо в трагическую минуту, когда смерть грозит каждому живущему в Берлине. После войны прошу все мои картины отправить в Академию Художеств в Ленинграде, пусть она поступит так, как найдёт должным». Офицер дал делу ход. Завещание и картины были переданы в комендатуру Берлина, но лишь в 1964 году они вернулись из ГДР, и наследие художника поступило в фонды музея «Новый Иерусалим». Передача произошла без описи и точно никто не знает, что на самом деле было в берлинской квартире Горбатовых, в каком количестве. Известно, что из России Горбатов вывез свой архив, что многие работы, в том числе любимый портрет жены, не хотел продавать, дорожил ими. Тем не менее, даже то, что поступило, стало золотым фондом музея… Многие работы мастера находятся в частных коллекциях и на аукционах он один из самых продаваемых. К счастью, часто покупателями выступают российские коллекционеры, возвращая таким образом живописное наследие К.И.Горбатова на историческую родину, и у нас появляется шанс увидеть их на выставках. Что-то оставалось и в России. Как рассказала нам куратор выставки, Константин Иванович ещё до отъезда собирал западноевропейскую живопись и эту коллекцию вместе с частью своих работ оставил своему брату в Петрограде. Правда, не так давно в Москве вроде бы отыскалась какая-то родственница (племянница?), которая сказала, что всё это собрание было украдено. В Германии живёт исследовательница творчества Горбатова Ольга Сугробова-Рот, которая работает над созданием каталога художника. Работа труднейшая: картины рассеяны по многим собраниям и это не даёт возможности составить представление о его творчестве в полном масштабе. Музей находится с ней в контакте. И ещё у музея планы - сделать выставку наследия Константина Ивановича Горбатова не временной, а постоянной экспозицией.

«Искусство – это чистый горный журчащий ручей, который в жаркий день так освежающе утоляет жажду. Счастлив тот, кто живёт у источника его»

«Только люди, любящие искусство, ценят жизнь, только им доступна тайна бытия»

Используемые источники: "Константин Горбатов. Приближая красоту" - каталог выставки 2021 года; цитаты из записок К.И.Горбатова об искусстве, архив музея "Новый Иерусалим"; фото из личного архива с выставки работ Константина Горбатова "Путь цвета".


Метки:
Выставки, Живопись
Поделиться с друзьями