Храмы Минска

10 октября 2022

На территории Белоруссии проживают представители более 130 народов и народностей, поэтому и религиозная история здесь богатая. Это многоконфессиональное государство. Здесь существуют и христианские (православие, католичество, протестантизм), и нехристианские (ислам, индуизм) конфессии. Их насчитывается 26! Самая распространённая религия – православие. В стране более тысячи православных храмов и монастырей, и их количество растёт каждый год. Относительно недавно, в 1999 году, в Минске был основан женский православный Свято-Елисаветинский монастырь, единственный действующий на территории города.

Назван он в честь великой княгини Елизаветы Фёдоровны (сестры императрицы Александры, жены Николая II), которая, как известно, вела подвижническую жизнь.

Родилась Элла (будущая Великая княгиня Елизавета Фёдоровна) в семье герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы. Детям прививали не только чувство музыки, искусства, но и любовь к труду, простоте, сострадание к ближним. Вместе с матерью они посещали больницы, приюты — разносили по палатам цветы, беседовали с больными. Большое влияние на юную Эллу оказала жизнь родоначальницы их дома святой Елизаветы Тюрингенской, посвятившей себя делам милосердия. С раннего детства будущая княгиня любила природу, цветы, особенно белые, красиво рисовала. Спустя годы о Великой княгине Елизавете говорили, что она всюду вносила с собою чистое благоухание лилии. Белый цвет был отблеском её сердца.
В возрасте 20 лет Елизавета стала княгиней, выйдя замуж за князя Сергея Александровича, брата императора Александра III. Вся герцогская семья сопровождала принцессу Елизавету на её свадьбу в Россию. И на русской земле милостивое сердце молодой княгини не могло оставаться равнодушным к людским страданиям. Она начала помогать больным, страждущим, обездоленным. В княжеском имении обходила дома, оказывая помощь нуждающимся. В городах посещала больницы, приюты, тюрьмы, повсюду стараясь уменьшить боль, вдохнуть надежду. Великий князь понимал и поддерживал Елизавету Фёдоровну. Следуя за мужем, она посещала православные церковные службы, хотя и была лютеранкой. Чуткое сердце ощутило красоту и таинственную глубину богослужения, душа потянулась к Православию. Помолившись на Святой Земле, княгиня приняла твёрдое решение, о котором писала отцу: «Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я делаю это с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение». После того, как трагически оборвалась жизнь великого князя, Елизавета решила полностью посвятить себя служению Богу и ближним.
«Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих» (Великая княгиня Елизавета Федоровна).
Ею была создана в Москве дивная Марфо-Мариинская обитель милосердия, помогающая бедным. Великая княгиня обходила ночлежные дома, собирала беспризорных детей. Её не пугали брань, нечистота, вид людей, потерявших человеческий облик. «Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено», — говорила она.
«В моей жизни было столько радости, в скорби — столько безграничного утешения, что я жажду хоть частицу этого отдать другим» (Великая княгиня Елизавета Федоровна).
С мужеством и спокойствием встретила Великая княгиня начавшуюся в России смуту. Как и прежде, она помогала людям: посещала раненых, участвовала в организации помощи фронту. В ней не было и тени озлобления. «Народ — дитя, он не повинен в происходящем, — кротко говорила она. — Разве это не больной ребёнок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему...»
Всем сердцем полюбив русский народ, она решила до конца разделить его страдания, отказавшись покинуть Россию.
В апреле 1918 года Елизавету Фёдоровну арестовали и вывезли из Москвы. Глубокой июльской ночью вместе с инокиней Варварой и другими узниками её бросили в шахту. Говорят, что из глубины доносилась Херувимская песнь. Сонмы ангелов подхватывали её на невидимых земным взорам просторах, где уже ничто не может лишить душу вечной радости.
Когда-то во время поездки на Святую Землю, посетив храм Святой Марии Магдалины, построенный у подножия Елеонской горы, Великая княгиня сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Мощи настоятельницы Марфо-Мариинской обители и её верной келейницы инокини Варвары были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма Святой Равноапостольной Марии Магдалины. Когда открыли гроб с телом Великой княгини, помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Великая княгиня Елизавета Фёдоровна прославлена в лике святых Русской православной церкви в 1992 году.

Розы на территории монастыря

Сёстры обители в каком-то смысле продолжают дело Великой княгини – помогают детям и взрослым с особенностями психофизического развития, оступившимся людям, которые только освободились из тюрем и не знают, куда идти, не имеющим крыши над головой. Спасают и тех, кто твёрдо решил избавиться от алкогольной и наркотической зависимости.

На месте, где образован Свято-Елисаветинский монастырь, церквей раньше не существовало. А сейчас это целый ансамбль, включающий несколько храмов.

Храм в честь иконы Божией Матери «Державная» (освящён в 2008г.). В нём совершаются все главные праздничные и воскресные богослужения. Внутри – уникальная мозаика византийского образца

В её крипте – храм в честь Царственных Страстотерпцев с мраморной купелью

Главный (Верхний), Елисаветинский храм, был освящён в 2005 году. Здесь хранятся мощи многих святых. К нему примыкает большая колокольня, которая дублируется с другой стороны симметрично расположенной башней в тех же формах. Его нижний криптовый храм в честь Святителя Николая Чудотворца освятили одним из первых – в 1999 году

Монашеские кельи

Храм во имя Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Франциского, освящён в 2019 году

Домовая церковь во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Храм находится в здании воскресной школы Свято-Елисаветинского монастыря

Монастырю принадлежат и другие церкви: домовая церковь в честь блаженной Ксении Петербургской на территории психоневрологического интерната для взрослых (была построена самой первой), храм в честь Воскрешения праведного Лазаря Четверодневного на Северном кладбище г. Минска, храм в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» (находится на монастырском подворье в д. Лысая Гора Минского района), храм в честь святителя Нектария Эгинского (на территории детского интерната).

Внутреннее убранство всех церквей монастырского комплекса изготовлено в собственных мастерских. Их здесь более 20: иконописная, мозаичная, кузнечная, столярная, мебельная, резьбы по дереву, швейная, вышивальная… Есть и керамическая, где осуществляется весь процесс производства – дизайн, изготовление форм, обжиг, глазуровка, нанесение рисунка. В мастерской практикуются разные способы и техники ручной росписи: надглазурная роспись керамики, декорирование деколью, процарапка. Эти изделия ручной работы можно приобрести в магазине на территории монастыря, в церковных лавках. Представленные колокольчики – работы мастерской. Что-то выпускается ограниченными сериями под собственным брендом Ella Ceramica, названным так в честь преподобномученицы Великой княгини Елизаветы.

Есть у монастыря и своё издательство, и студия, где снимают фильмы, выпускают музыкальные альбомы (при монастыре функционирует несколько хоров, выступающих по всему миру). Для паломников открыта гостиница, трапезная, лавки, где можно купить продукцию с монастырских подворий.

Удивительное впечатление произвёл на нас и православный Храм-памятник в честь Всех Святых и в память о жертвах, спасению Отечества нашего послуживших (архитектор Лев Погорелов в соавторстве с настоятелем Всехсвятского прихода протоиереем Фёдором Повным). Освящение его состоялось в 2018 году. Он имеет форму шатра, увенчанного крестом и похож на взмывающую вверх свечу.

Фасады по периметру покрыты мозаичным поясом с изображением святых в керамическом обрамлении, ассоциирующемся с белорусскими традиционными рушниками, которые замыкаются на восточном фасаде композицией «Покрова Пресвятой Богородицы». Самое большое мозаичное полотно из тех, что украшают Храм-Памятник - «Христос во славе с предстоящими в молитве Богородицей и Иоанном Предтечей в окружении сонма Ангельских сил». Главный купол над шатром - в честь Господа нашего Иисуса Христа. Купол над колокольней посвящён Всем Святым - как призыв к поминовению, к покаянию, к молитве, к памяти. Боковые купола - в память всех павших за Отечество воинов, всех без вины замученных в тюрьмах и лагерях и всех убиенных детей.

Первый камень в основание величественного 74-метрового собора в 1991 году заложил патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Пока шло строительство, на территории комплекса появился Дом милосердия, был освящён деревянный Троицкий храм, сложенный из белорусской сосны без единого гвоздя. Возвели звонницу. Три больших колокола на ней – именные. Колокол весом 5 тонн – дар Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко. Колокол весом 3 тонны – дар Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Колокол весом 1,5 тонны – дар Высокопреосвященного Филарета, Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Изготовлены колокола на колокололитейном заводе Анисимова В.Н., фирма «Вера», г.Воронеж. Характерная особенность изготовления - ручная обработка отливки, при которой максимально сохраняется полученная структура металла, обеспечивающая своеобразие и долговечность звучания каждого колокола. Их звон теперь раскатисто разносится по всей округе.

Памятник патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, установленный у ступеней Всехсвятского храма

Над росписью храмового пространства и приделов (в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи; в честь иконы Богородицы «Утоли мои печали»; в честь Всех Святых) трудилась мастерская «Палехский иконостас». Мозаики алтарной части выполнила мастерская «Артель–арт». Над эскизами интерьеров работал Республиканский художественно–экспертный совет по монументальному и монументально–декоративному искусству, рабочую группу возглавлял ректор Белорусской государственной академии искусств Михаил Борозна. Художественное решение интерьера главного храмового пространства опирается и на церковные каноны, и на культурные традиции белорусского народа, органично вплетая национальные орнаменты, символы и сюжеты в общую смысловую концепцию. Художники–монументалисты и иконописцы проработали множество вариантов орнаментов слуцких поясов и фонов древнебелорусской иконы, представленных в Национальном художественном музее и Национальном историческом музее Беларуси. Фаянсовый иконостас развивает традицию изразцовой керамики XVII века, которой славились белорусские мастера из Копыси, Могилёва и Шклова, чьи работы украшают храмы Московского Кремля и многих городов по сей день. Фоном для ликов святых стали пейзажи белорусских просторов, украшенные изображениями реально действующих и разрушенных монастырей и храмов.





В нижней подалтарной части храма расположена крипта, состоящая из нескольких помещений.

Слово «крипта» (с греческого языка krypte - крытый ход, сокровенное место) известно в церковной практике уже с античных времен. У ранних христиан так называлось помещение в катакомбах, где они совершали богослужения и погребали умерших. В средние века и позднее крипта стала означать часовню под храмом. У православных народов возникла традиция в подземном помещении под алтарём храма проводить захоронение защитников родины, князей, игуменов монастырей – то есть своих видных и славных сынов.

Внутреннее содержание могу представить лишь по рассказу экскурсовода (была закрыта, к сожалению). Там горит Неугасимая лампада, зажжённая от огня, привезённого из Иерусалима. Размещён архив, в котором собраны сведения о белорусах, ставших жертвами войн, репрессий и терактов. Установлены мемориальные доски. Захоронены останки трёх неизвестных солдат - воинов Отечественной войны 1812 года, Первой мировой войны и Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. В нишах, в хрустальных сосудах, хранится земля с полей всех великих исторических сражений, событий, связанных с трагическими страницами истории белорусского народа.

Вход в крипту – через тяжёлые (весом более тонны) двери. Уже сам их вес символизирует человеческое горе, которое пережил белорусский народ. Войны, техногенные катастрофы, репрессии, геноцид… Называются они «Слёзы Беларуси». Именно слеза и одновременно пламя свечи, как светлая печаль и вечная жизнь, стала объединяющим элементом дверной композиции. В центре слезы – фрагмент события или места, особо отмеченного в истории Беларуси высочайшим героизмом и страданиями народа: Грюнвальдская битва (15.07.1410г.) - безоговорочная победа объединённых войск Великого княжества Литовского над рыцарями Тевтонского ордена; Чернобыль (26.04.1986г), ; Сморгонь (1915-1917гг.) - 810 дней продолжалась героическая оборона города во время Первой мировой войны; Хатынь (22.03.1943г) - белорусская деревня, которая вместе с жителями была сожжена в марте 1943 года; Тростенец (1941-1944гг) - самый крупный концентрационный лагерь смерти в Беларуси, в котором было замучено более 200 тысяч мирных жителей; Соловки (1923-1939гг.) - «Соловецкий лагерь особого назначения», символ геноцида.

Каждая деталь храмового комплекса продумана и наполнена смыслом. Место строительства тоже выбрано не случайно: с восточной стороны к нему примыкает Московское (Восточное) кладбище, где покоятся жители Беларуси, составившие честь и славу государства. Он создан и для тех, чьи имена неизвестны, но кто сражался за победу, страдал за веру и убеждения, кто умирал за Родину, трудился во славу Отечества. Поминальный храм… Вознесённая в камне молитва… Память, которая передаётся у белорусов на генетическом уровне – слишком много было потерь и боли в жизни народа… Духовный символ…

Католицизм – вторая по популярности религиозная конфессия в Белоруссии. Главный католический храм в Минске - Архикафедральный собор Пресвятой Девы Марии в стиле барокко (он находится на пл. Свободы).

Храм возводился в 1700–1710-х гг. (архитектор неизвестен). Первоначально это была церковь при иезуитском монастыре, поэтому его иногда называют «костёл иезуитов». В 1773 году под давлением светских властей европейских стран орден иезуитов был запрещён папой Климентом XIV, в связи с чем иезуитский храм Минска получил статус обычного приходского, а с 1798 года стал кафедральным собором, освящённым в честь имени Пресвятой Девы Марии. В советские времена храм закрыли, две его башни снесли, а центральный фасад значительно перестроили. До начала 1990-х в здании находился «Дом физкультурника». В 1993 году храм вернули Католической церкви. В 1990-2000-х гг. провели реставрацию и полностью восстановили его первоначальный облик.
В интерьере особую ценность представляют фрески, которые были заштукатурены в советское время, а ныне раскрыты. Пространство поделено на нефы шестью колоннами, центральный неф заканчивается полукруглой апсидой, по бокам которой расположены две капеллы - св. Троицы и св. Фелициана. В храме установлен орган. Прекрасная акустика позволяет наслаждаться звуками органной музыки.




Наиболее известный католический храм Минска, ставший уже символом города - костёл святого Симеона и святой Елены. Он находится на площади Независимости. Храм целиком построен из красного кирпича, что принесло ему народное прозвище «Красный костёл».


Его история началась в 1897 году, когда в Минскую городскую думу обратились горожане с просьбой выделить территорию для возведения нового костела. На тот момент в городе действовал всего один католический храм - костёл Пресвятой Девы Марии (тот, что на площади Свободы). Но во второй половине XIX века население Минска выросло почти в три раза, и места в нём для всех верующих перестало хватать. Пока дума рассматривала вопрос о месте возведения и порядке финансирования, в строительный комитет со своим предложением обратился Эдвард Войнилович.

Он был представителем древнего шляхетского рода, видным государственным деятелем, трижды избирался в Государственную Думу Российской Империи, дружил со Столыпиным. Прадедом Эдварда по материнской линии был Валентий Ванькович - белорусский художник и богатый шляхтич, владелец сохранившихся усадеб в Верхнем городе и в Слепянке. Именно в усадьбе Ваньковичей в Слепянке и родился в 1847 году Эдвард Войнилович. В 1882 году в возрасте 35 лет он женился на Олимпии Узловской, в браке родилось двое детей - в 1884 году дочь Елена, в 1885 - сын Симеон. Но в 12-летнем возрасте он умер от скарлатины, а спустя 6 лет, не дожив всего дня до своего 19-летия, от воспаления лёгких скончалась Елена. Тяжело переживая потерю детей, Эдвард Войнилович в память о них принял решение построить новый минский костёл за собственные деньги (стоимость строительства составила около 300 тысяч рублей, в пересчёте на теперешние деньги - около 12 млн. долларов). Единственным его условием был самостоятельный выбор архитектурного проекта и названия для нового храма.

Существует легенда, что незадолго до смерти дочь Войниловича Елена увидела во сне невероятной красоты костёл, а проснувшись, нарисовала увиденное по памяти. Руководствуясь набросками дочери, Войнилович начал лично отбирать образцы и рассматривать различные архитектурные решения. Вскоре ему на глаза попалось изображение недавно построенного костёла в польском городке Ютросин, что под Познанью. Автором этого проекта был польский архитектор Томаш Пайздерский. На нём Войнилович и остановил свой выбор. Строительство началось в 1906 году и было закончено в кратчайшие сроки - всего за 4 года. Так появился в Минске новый храм в неороманском стиле, с двумя малыми 36-метровыми башнями (Симеон и Елена - в память об умерших детях) и большой 50-метровой, символизирующей родительскую скорбь. В 1909 году на главную башню костёла были подняты 3 массивных колокола, каждый со своим именем: Михаил, Эдвард и Симеон.




В 1923 году костёл был разграблен, в 1932 его закрыли. Но само здание чудом уцелело и успело побывать и Государственным польским театром БССР, и киностудией, и Домом кино. А в 1990 году храм был возвращён верующим. Сейчас он живёт не только религиозной жизнью. В нём проходят спектакли и выставки, экскурсии и концерты.

Для дворянина Эдварда Войниловича, основателя костёла, Первая мировая война, Октябрьская революция стали тяжёлым временем. Он выступил против режима большевиков. Во время советско-польской войны жил между Минском, Варшавой и своим поместьем в Савичах, недалеко от Слуцка. В феврале 1918 года революционные солдаты и подстрекаемые большевиками крестьяне окрестных деревень совершили погром родовой усадьбы Войниловичей. Было уничтожено фамильное кладбище, на котором покоились его дети и предки. Чудом сохранилась надгробная плита Симеона, которую нашли в конце 1980-х, а в 1990-х установили у стен костёла.

«…было уничтожено всё культурное наследие одиннадцати поколений. Безвозвратно потеряно то, что было собрано с середины XVI в. в виде инвентаря, портретов, предметов искусства и т. д., а самое главное — в форме документов, систематизированных и упорядоченных так, как делалось в самых известных национальных архивах» (из воспоминаний Эдварда Войниловича).

В 1920 году, когда Минск и Слуцк отошли к большевикам, Эдвард Войнилович уехал в польский Быдгощ. Здесь он построил большой дом для брошенных и беспризорных детей-сирот и до конца своей жизни содержал его. Здесь и умер 16 июня 1928 года в возрасте 80 лет и был похоронен на местном кладбище. На надгробном памятнике поместили надпись: «Изгнанный из своей земли Рижским договором, я вынужден был ходить по чужим полям».

В 2006 году перевезённый из Польши прах Эдварда Войниловичав был перезахоронен в минском костёле святого Симеона и святой Елены.

Фото из архива костёла

Перед входом в костёл установлена в 1996 году бронзовая скульптура небесного покровителя Беларуси - Архангела Михаила, пронзающего копьём змея. Автор – Игорь Голубев. А в 2000 году появился памятник «Колокол Нагасаки». Колокол был отлит мастерами колокольного литья по инициативе католической церкви Японии. Он является «двойником» колокола «Ангел», уцелевшего после атомной бомбардировки Нагасаки 9 августа 1945 г. Колокол «Ангел» из Нагасаки был найден и откопан прихожанами после бомбардировки под развалинами кафедрального католического собора Ураками. Позднее его установили в центре Нагасаки как напоминание о страшных последствиях войны. На открытии памятника в Минске настоятель собора Ураками Сиёти Мимура сказал: «Пусть этот памятник символизирует нашу солидарность с Беларусью и то, что наши народы связывают не только экономические и культурные, но и духовные связи». В основании памятника заложены капсулы с землёй из Иерусалима, из японских городов Хиросима, Нагасаки, Фукусима и из районов, пострадавших от чернобыльской катастрофы. Также там находятся капсулы с землёй из Семипалатинского полигона и полигона на Новой Земле. От колокола тянется тросик, дёрнув за который любой желающий может позвонить в колокол.

Исторически белорусская земля была домом для людей разных вероисповеданий. Старинные и современные храмы здесь соседствуют друг с другом и служат единому делу духовного просвещения и объединения прихожан. Среди них сохранилось немало важных исторических и архитектурных памятников. Здесь можно посетить объекты в стиле неоготики и барокко, в русском и русско-византийском стиле, познакомиться с деревянным зодчеством. Только в Минске действуют 46 православных храмов и 12 костёлов! Я рассказала лишь о нескольких наиболее известных, которые посетила.

сентябрь 2022 года


Метки:
Беларусь, Монастыри и храмы
Поделиться с друзьями