Девочка в маковом венке

30 октября 2018

Судьба Кипренского (1782-1836) необычна: это и тайна рождения, и имя античного героя, сложный путь совершенствования и самопознания, разочарования, любовь и внезапный уход. В биографии художника немало "белых" пятен, мифов и легенд, бытовавших ещё при его жизни. Художника всегда тяготило то, что он не реализовал себя как исторический живописец, но именно великолепные портреты составляют суть его творчества. Когда-то, восхищённый виртуозным мастерством Кипренского, поэт Батюшков посвятил ему такие строки:

"И кистию чудесной,
С беспечностью прелестной,
Вандиков ученик,
В один крылатый миг
Он пишет их портреты...".

В Третьяковской галерее насчитывается более 30 произведений художника.

Портрет графини Е.П.Ростопчиной, 1809г.         Портрет графа В.Ф.Ростопчина, 1809г.         Портрет М.М.Черкасова, около 1827 года.

Портрет Н.С.Мосолова, 1811г.                   Портрет Е.А.Телешевой, 1828 г.                 Портрет доктора Мазарони, 1829г.

Портрет князя Н.П.Трубецкого, 1826г.             Читатели газет в Неаполе, 1831г.

Портрет Д.Н.Хвостовой, 1814г.                     Портрет В.А.Жуковского, 1816г.               Портрет сенатора В.С.Хвостова, 1814г.

Портрет А.С.Пушкина, 1827г.           Портрет А.И.Молчановой с дочерью Елизаветой, 1814г.         Цыганка с веткой мирты в руке, 1819г

Портрет С.С.Уварова, 1815г.                           Автопортрет, 1828г.                                   Бедная Лиза, 1827г.

Но, пожалуй, самый милый, нежный - портрет под названием "Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча)". Он как напоминание о романтической истории, протянувшейся до самой смерти художника…

В 1816 году Кипренский отправляется в Италию. Работает без устали. Моделью для молоденькой вакханки в его новой картине "Анакреонова гробница" (не дошедшая до нас) стала маленькая 8-летняя девочка, которую мать привела к художнику. Кипренский всей душой привязался к ребёнку. «Замечательная красота малютки, слабое здоровье и крайняя бедность, в которой она находилась, возбудили в добром сердце Кипренского особенное к ней участие», - писал биограф художника Владимир Толбин. Узнав, что её мать ведёт непристойную жизнь, приютил малютку у себя, а матери обязался каждый месяц выплачивать определённую сумму денег.

Корыстолюбивая женщина с каждым разом требовала их всё больше и больше, и Кипренскому наконец надоело «удовлетворять частым и непомерным требованиям разгульной маменьки; он отказался дать что-либо, кроме условленной ежемесячной платы, и мать насильно увела дочь к себе. Картина Кипренского к тому времени ещё не была закончена, через день или два он пошёл её навестить. Увидев своего благодетеля, девочка заплакала, бросилась целовать его руки и умолять, чтобы он взял её с собою. Кипренский не выдержал и прослезился. После, как мог, он успокоил малютку и вышел с твёрдой решимостью спасти несчастную. С родительницей была улажена новая сделка, и уже не словесно, а на бумаге, по форме составленной адвокатом, подписанной несколькими свидетелями. Этим актом мать и родня отказывались от всех притязаний и передавали все свои права на Мариуччу Кипренскому, а он обязался дать ей воспитание, сообразно своим средствам» (В.Толбин).

Для обучения девочки Орест Адамович нанял старого аббата и с восторгом следил за успехами своей воспитанницы. С детства сам лишённый отцовской ласки, он испытывал величайшее блаженство от того, что рядом с ним было беззащитное существо, вручившее ему свою судьбу. В письме к другу он писал: «Ты не поверишь, как может иногда блаженствовать отец чужого дитяти, - это я испытываю на себе!.. В настоящее время она одна соединяет в себе для моего сердца, для моего воображения всё пространство времени и мира».

Когда в 1820 году Кипренскому было предписано возвратиться в Россию, взять девочку с собой ему не разрешили, и он долго пытался устроить Мариуччу в один из монастырских пансионов, адрес которого держали бы в секрете от её матери. Надо заметить, что успешно уладить это дело помогла Зинаида Александровна Волконская, у которой были большие связи не только с итальянским миром искусства, но и с крупными католическими прелатами, мечтавшими обратить в лоно римской церкви эту знатную и влиятельную русскую даму. Папские власти выполнили просьбу Кипренского.

Наконец художник добрался до России, где его приняли холодно - и за опоздание (ведь он ехал в Италию на 3 года, а в итоге вернулся лишь через 7 лет), и вследствие слухов, докатившихся до Петербурга о якобы его порочной связи с девочкой. Но постепенно ситуация выправилась - он снова писал многочисленные портреты, получил заказ и на большой портрет императрицы Елизаветы Алексеевны, двери великосветских домов вновь распахнулись перед ним. Но художник постоянно думал о Мариучче, ему не давала покоя мысль о возвращении в Италию. Девочку же постоянно переводили из одного приюта в другой, и Кипренский в результате потерял след дорогого ему существа. Все эти годы с ним был лишь её портрет. На голове - веночек из алых маков с весенними мелкими ромашками. Он был написан в 1819 году, в мае, когда окрестности Рима кажутся огненно-красными от пышного цветения полевых маков.

В 1828 году Кипренский всё-таки оставляет пределы России. А в начале 1829 года после долгих поисков (девушка к тому же была зарегистрирована под другим именем) находит изящную, образованную, повзрослевшую Мариуччу в одном из воспитательных домов. Счастью Кипренского не было предела. Оказалось, что и Мариучча всё это время тоже думала о нём. Вскоре девушке исполнилось 18 лет, и тогда Орест Адамович сделал ей предложение руки и сердца. Они стали строить планы о венчании. Но поскольку художник по приезде в Рим жил в долг, сначала ему нужно было заработать средства, чтобы содержать семью. Он пытался найти заказы, но всё было тщетно. Крайняя нищета заставила его обратиться к царю. В письме к Николаю I Кипренский попросил в долг 20 тысяч рублей, предложив как залог некоторые из своих работ. Деньги выплатили, но не сразу, да и сумма была меньше половины заявленной. Кипренский перебрался в Неаполь, где надеялся с помощью друзей найти богатых клиентов. Переезд не принёс ему ни славы, ни денег, правда, в 1831 году его избрали членом совета Неаполитанской академии художеств. Художник много работал. В поисках заказов колесил по всей Италии, обратные адреса его писем помечены Миланом, Болоньей, Флоренцией... Прошло несколько лет, прежде чем его труды увенчались успехом, и он смог скопить некоторую сумму. Ей к тому времени было уже 25 лет, а ему 54 года. Чтобы снять препятствия для брака с католичкой, Кипренский принимает вероисповедание римской церкви и в июле 1836 года женится на Мариучче (спустя 17 лет после знакомства с ней!). Что удивительно, эта прелестная белокурая девочка на картине держит в руках гвоздику - знак невесты. Художник мазком кисти словно предопределил судьбу!

Женившись, Кипренский нанял хорошую квартиру в доме Пинчо, из окна которой открывался прекрасный вид на Вечный город, и поселился там со своей молодой женой. Жизнь манила Кипренского светлыми надеждами. Отправленные в Россию на выставку картины имели у публики большой успех. Российская Академия художеств заочно утвердила Кипренского в звании профессора. Окрылённый успехами и истосковавшийся по родине, живописец сразу же стал собираться в Петербург. Часть имущества уже была упакована в ящики и отправлена в Россию с кораблём, по странному совпадению носившим название "Анна-Мария" (это было полное имя Мариуччи). Кипренский спешил закончить все дела в Италии, восторженно мечтал о творческих замыслах, которые ему предстояло осуществить на родине. Друзья готовили для Кипренского прощальный обед, спорили о подарке, не подозревая, что вскоре им придётся провожать художника в иной путь. Судьба отпустила ему семейного счастья всего на три месяца. В сутолоке сборов Кипренский не придал значения полученной простуде. Но болезнь оказалась коварной, он умер от воспаления лёгких, оставив беременную жену вдовой.

Похоронили Кипренского в приходской церкви Сант-Андреа-делле-Фратте (она находится в трёхстах шагах от дома, где он так мало времени был счастлив). Там же установлена мраморная стелла с надписью на латыни: "В честь и память Ореста Кипренского, славнейшего из российских художников, профессора Императорской Академии художеств в Петербурге и члена совета Неаполитанской Академии, поставили на свои средства все русские художники, архитекторы и скульпторы, сколько их было в Риме, оплакивая безвременно угасший светоч своего народа и столь добродетельную душу...". Спустя несколько месяцев Анна-Мария Фалькучче (Мариучча) родила дочь Клотильду, а через несколько лет вновь вышла замуж. Далее следы вдовы и дочери художника теряются. Кто знает, может, и сейчас где-то живут потомки Кипренского...

Кстати, в Москве, на территории посёлка «Сокол» (недалеко от одноимённой станции метро), более известного как «посёлок художников», есть улица Кипренского. Она появилась в 1920-х годах и по первоначальному проекту имела название Вокзальная из-за своего расположения рядом со станцией Серебряный Бор. В 1928 году была переименована в честь великого русского художника.

Используемые источники: Иван Бочаров, Юлия Глушакова "Орест Кипренский"; сайт Государственной Третьяковской галереи www.tretyakovgallery.ru


Метки:
Выставки, Живопись
Поделиться с друзьями